ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии

^ ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА

В собственном базовом исследовании "Теория и практика комму­никации" Г.Подчепцов представляет обзор разных взглядов на ком­муникативное место. Посреди перечисленных им моделей есть лин­гвистическая, литературная, театральная, фольклорная ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии, семитотическая, психоаналитическая, культурологическая, мифологическая, социологи­ческая, прагматическая, философская, игровая, антропологическая и т.д. Нет только политической. Но ведь конкретно политическое мифотворчество делает модель мира, в каком мы живем.

Социолог М. Вебер ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии осознавал политическое поведение как "стремле­ние к роли во власти и к приобретению воздействия на ее рассредотачивание ".



.


Конкретно в этом контексте представляется увлекательным вычленение неко­торых мифологических частей из политических текстов ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии времени.

Если считаться с тем, что понятие "политический дух времени" не околонаучная абстракция, а полностью настоящая категория, заполненная суммой определенных смыслов, то она не может не затрагивать такие сложные виды коммуникаций, как политическая ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии реклама и паблик рилейшнз.

Опыт их синтеза, непременно, существеннее анализа различий. Стык этих видов коммуникаций, их инструментов и приемов в значимой мере базируется на сумме общих информационных черт. Тут не обойтись без ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии обозначения 3-х традиционных составляющих коммуникационного процесса: коммуникатора-заказчика, реципиента-потребителя и самого процесса сообщения.

Коммуникатором-заказчиком являются политическая элита и субэ­лита, представляющая правящие и доминирующие оппозиционные слои, определяющие экономическую, социальную, культурную и ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии государствен­ную политику. Конкретно тут концентрируется основная энергия легенд и направляется на конструируемые объекты. Германский социолог Р. Асфар ассоциирует эту функцию мифа с функцией лазера, ответственного за концен­трацию энергии.

Реципиентом-потребителем ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии являются массы общества, пользовате­ли поведенческих стереотипов, абстрактно воспринимающие бытовое мик­рособытие, находящееся в системе квинтэссенции технологии власти. То, что психология толпы стала господствующей в XX веке, доказано многими мыслителями ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии и живописцами, включая И. Бродского, который писал о "стад­ном напоре масс".

Безотчетное в собственной базе поведение масс людей является функ­циональной силой истории как при либерально-демократической модели императивного правления, так и ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии при социалистической и тоталитарно-авторитарной.

Процессом сообщения и его "отделкой " (А. Моль) заняты специали­сты политической рекламы и паблик рилейшнз, конструирующие моделр соотношения нравственных и оптимальных мотиваций в информационно!* потребительском ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии обществе.

Люди получают информацию по всем имеющимся в их распоряжеш-каналам коммуникации. Карл Юнг в собственной работе "Метаморфозы и сим­волы либидо" изучил динамику мифа через первообразы-архетипы. Конкретно через их работают ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии безотчетные инстинкты, опреде­ляющие поведение масс.

^ БАРОН МЮНХГАУЗЕН КАК АУДИТОР

К месту вспомнить, что в Риге начиналась "русская часть био­графии" барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена (1720-1797), факт двухсотлетия "потусторонней жизни" которого в ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии 1997 году был обширно отмечен рядом научных конференций с ролью историков, культурологов, политологов, посвятивших свои исследования этому образу-мифу. Одним из более стойких мотивов "мюнхгаузениады" признан парадокс мифологизации массового сознания в XX веке, с фактами ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии многократного переписывания истории задним числом, искусственной "героизацией" фрагментов и фигурантов.

Все это избыточное подтверждение тому, что современное мифологиче­ское место остро нуждается в повторяющемся аудите. Его основная цель - ослабление лишнего давления мифологических метафор ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии, рас­сеивание догм, выработка адекватного представления о реальных экономи­ческих и политических процессах, уяснения, как "криво" инфор­мационное зеркало.

В доказательство можно привести несколько примеров из прошедшего и реального, иллюстрирующих наличие ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии частей политических ми-фотехнологий.

В 1-ые годы становления политической власти новейшей Рф действо­вала популистская мифологема Б.Ельцина "берите суверенитета столько, сколько сможете унести ".

Древняя партийно-хозяйственная номенклатура сообразила это на собственный ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии лад и стала присваивать для себя национальное достояние, прокладывая тропинки в надежные швейцарские банки. Во наружной политике это привело к край­не нерентабельному геополитическому положению Рф. Результатам этого еще предстоит серьезно сказаться. Во ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии внутренней политике это стало грозить центральной федеральной власти потерей политического влия­ния. Тогда она отдала задний ход, вовсю пытаясь демифологизировать ельцинское обещание, интенсивно запустив в оборот идею о необходимости ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии сильной государственности.

Центральным политическим мифом XX века, непременно, является коммунизм. Невзирая на политический крах большинства коммунисти­ческих режимов, мысль эта непотопляема и как и раньше не выходит из моды в гардеробе соц мыслях ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии. Ведь один из основополагающих за­конов моды - циклизм.

Сторонники трансформации коммунизма считают, что грешна не сама мысль, а ее реализация. Потому предпочитают дискуссировать не практику,






а теорию вопроса. Люди склонны веровать ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии благим намерениям и легендам о социальной справедливости. Недаром политический спектрограф указывает в сторону "порозовения". К концу 1998 года в 13 странах Европы к власти пришли правительства социал-демократов.

В 3-ем тысячелетии население земли будет продолжать ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии находить ответы на все скопившиеся и иногда безысходные "почему?" и "как?".

Опять вспыхнут вопросы о социальной природе различного рода утопий, людская вера, в которые бессмертна. Недаром в работе наикрупнейшго современного утопиолога ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии Эрнеста Блоха "Энциклопедии утопии" базисная категория описана как "презумпция надежды", другими словами понятие практически фи­зиологическое. Когда люди изверились в утопиях темного прошедшего, на замену им приходят утопии светлого реального.

^ МОДЕЛИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии МИФОЛОГИИ

Величавый политический имиджмейкер Возрождения Никколо Макиа­велли стал, пожалуй, первым нелицемерным исследователем иерархии социально-политических ценностей, сбросив магические покровы с го­сударства, политики, коммерции.

Исходя из очевидной, но неоспоримой теоремы о том, что ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии человек во все времена наделен похожими желаниями, страстями, потребностями, он первым открыто определил кодекс поведения власть предержащих.

Его лаконичные и афористичные сентенции типа "добро творят по­степенно и медлительно, а зло вершат ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии стремительно и решительно " либо "ужас необходимо внушать без ненависти " разрушали миф о сакральности хоть какой власти.

Величие Макиавелли в том, что, поняв и сформулировав неизмен­ность людской натуры, он ввел в ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии "запрещенную зону" абсолютных мифо­логических истин правила балансировочной политики. А это и есть одна из важных задач паблик рилейшнз, бессчетные исследователи и разра­ботчики коей основательно задолжали по части точных формулировок.

Легенды в политике подобны ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии искусству кройки и шитья. Они всегда творятся по фигуре "заказчика". О двояком соотношении внешнос­ти и сути многих политических легенд можно судить на основании ряда последующих примеров.

В1783 году, по ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии инициативе видного муниципального деятеля Г.Потем­кина, к Рф был присоединен Крым. В 1787 году императрица Екатерина 2-ая сделала туда поездку. В связи с этой поездкой и появилась мифологема "Потемкинские деревни".

С целью показать ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии Екатерине благоденствие новейшей местности, По­темкин построил на пути строения, являвшиеся только декорациями. Одна­ко даже иноземцы, сопровождавшие двор, со слов которых и возник­ло выражение "потемкинские деревни", отмечали, что феерия эта блес ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии­тяща и обладает завышенной политической знаковостью. Потемкин, естественно, украшал, но не скрывал это от императрицы. Екатерина совместно с Потемкиным "сигналила" Европе. Особо акцентировались крепости, армия, флот. Дело шло к войне с Турцией ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии. В современных определениях, это была обычная политическая акция из арсенала паблик рилейшнз.

Очень любопытен образ мифологических героев. Вопреки распрост­раненному воззрению, что фольклорный образ Ленина стал твориться по пря­мому ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии указанию Сталина после погибели вождя, ясно, что предпосылки к этой мифологизации существовали и ранее. В книжке "Ленин в российской притче и восточной легенде" (Москва, 1930) есть ряд свидетельств, что мотивы "де­лежа королевства" появились в ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии фольклорном сознании еще ранее. На­пример, в притче "Как Ленин с царем люд поделили". По свидетельству исследователя В.Мещерякова, в Сибири уже в 1924 году была записана легенда о том, как Ленину удается ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии влезть на столб, откуда видна вся стра­на. Это косвенная аналогия с христианским столпником. Так что поздней­шие фольклорные мотивы в биографиях политических фаворитов явление не искусственно сделанное, а органически ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии продолженное.

Понятно, что образ штурма Зимнего дворца в Петрограде 1917 года был сотворен постановочным гением С.Эйзенштейна в кинофильме "Октябрь". От времени штурма его отделяли 10 лет. С того времени образ был канонизиро ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии­ван в массовом сознании и обрел статус документа.

Еще пример из Ленинианы. Количество тех, кто как будто нес с Лениным бревно на Кремлевском субботнике в 1918-м, непреклонно росло с года­ми. К ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии столетию со денька рождения вождя (1970) их насчитывалось столько, что бревно это должно было вырасти в длину как минимум на километр.

Ленин явился создателем идейной мифологемы о праве наций на самоопределение. При этом Ленин не ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии был русским шовинистом. Пример тому - 1-ое Политбюро. Из 7 человек -два российских (Бубнов и Ленин), один грузин (Сталин) и четыре еврея (Троцкий, Каменев, Сокольников, Зиновьев). Более того, в пылу внутриполитической полемики Ленин ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии при­числял к русским шовинистам нерусских соратников-большевиков: Сталина, Дзержинского, Орджоникидзе.

Дело в том, что девиз - мифологема о праве наций на самоопределе­ние - это тактическая уловка в практике сотворения сильной государствен-









ной власти в ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии критериях многонационального страны. Осуществля­лось это так: российские большевики всячески пропагандировали "право нерусских народов на самоопределение", а большевики-националы, на­оборот, всячески настаивали на праве нерусских народов присоединить­ся ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии к Рф. Эта утонченная борьба и единство "противоположностей" являло собой политическую стратегию во имя стратегической цели - слия­ния всех наций в высшем муниципальном единстве.

К галерее русских мифологических героев можно причислить Пав­лика Морозова, Щорса ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии, Чапаева, Дундича, Котовского. Герои выражают волю, подсознание тех, кто не может сам совершить подвиг. Но завышенная потребность пропаганды в героях - небезопасна. Героями почаще становятся смертники. Ведь жить порою еще труднее.

Не ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии свободны от мифологизации и наши деньки. Стоит только вглядеть­ся. Взять хотя бы действия в Москве в августе 1991 года, когда готови­лись к штурму Белоснежного дома и Ельцин на ленинский манер вещал с ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии танко­вой брони, а будущий опальный генерал и депутат Коржаков держал на весу, как передник, бронежилет, декоративно-условно прикрывающий патрона. У Сергея Эйзенштейна в "Александре Невском" есть схожий сюжетный мотив ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии "коротка кольчужка" со сквозной драматургической функцией. Реальный штурм произошел только два года спустя, в октябре 1993 года, и сам Ельцин уже управлял им из-за Кремлевской стенки, а танки по его приказу прицельно ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии лупили по парламенту.

Нельзя не упомянуть и действия зимы 1991 года в Риге, когда баррика­ды строились под девизом "За вашу и нашу свободу", а на фасаде строения Совета Министров были посажены латвийский флаг ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии и русский трико­лор. Достаточно скоро эти совместные эталоны свободы были решительно отодвинуты, а их место заняли интересы этнополитического истеблишмен­та, нашедшие выражение в этнократической модели государственности, делении на людей и неграждан, приеме ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии на муниципальную службу только людей, как будто во выполнение известного сталинского завета: "Кадры решают все/"Так реализовывалась модель этнически зачищенной демок­ратии.

Посреди 90-х годов Наша родина зазорно проиграла информационную и военну ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии:с кампанию в Чечне. Информационный вакуум первыми заполни­ли тогда чеченцы. Главным мифотворцем-дирижером был тогдашний министр инфы Мовлади Удугов, которого шеф НТВ И.Малашен-ко даже именовал "чеченским Геббельсом". В массовом ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии сознании тогда уже сложился и укрепился миф о той чеченской войне. Поменять его было

нельзя. Недаром тогда пелось: "В лоб нам пули чеченские, в спину россий­ские СМИ". Это богатство истории и ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии человеческой памяти. Но можно, и это вышло в конце 90-х, во время 2-ой чеченской кампании, сделать антимиф, положив в базу новые мифологемы.

Осенью 1998 года "Радио Свобода" предназначила цикл передач чтению ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии глав из книжки чеченского писателя Султана Ешулнаева. Речь не о лите­ратурных плюсах этой дневниковой прозы, а вновь о легендах. Стоит поучиться тому, как тонко подается в этом тексте мифологическая ткань. К примеру, рассказ ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии о существовании давнешнего чеченского поверия о том, что СССР падет без войны, а за столом. Читателю остается только гадать, за каким столом: участников ГКЧП, заговорщиков в Беловежской Пуще либо еще ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии каком-то застолье. Опытная пропаганда подобна искусству сер­вировки стола и подаче смачных информационных блюд.

А какая борьба развернулась за место, время и функцию обряда захоронения останков последнего российского царя летом 1998 года в ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии Пе­тербурге с ролью патриарха российской православной церкви и прези­дента Рф. Какой вихрь противоборствующих знаков кружил вок­руг этого действия.

^ МИФ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ГИПЕРТЕКСТ

Жанр политической мифотехнологии полифоничен. Допуская приме­нение ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии разных выразительных средств во имя императивных целей, он предпо­лагает огромную ответственность к контексту ситуации, ежели к содержа­нию текста, в каком вместе с традиционными традициями ценятся и аван­гардные формы.

Это комплекс ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии социально-мифологических нововведений, которые осо­бо результативны в период, когда "разверзаются хляби небесные", обре­кая человеческие массы на изменение стереотипов бытовавшего ранее пове­дения. Подобные закономерности наблюдаются на всем доступном изу­чению историческом протяжении ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии и могут протекать через политические концепции, публичные ритуалы, юридические акты, денежные акции.

Вообщем же политическая мифология, как разновидность художествен­ной деятельности, реализует идею ветвящегося сюжета, который можно упо­добить электрическому ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии гипертексту, т.е. тексту, куски которого распо­лагаются не линейным методом, а так, что от каждого из их можно пере­ключиться не к одному единственному последующему, а фазу ко многим. ( Тер­мин введен ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии в 1974 году Т.Нельсоном в книжке "Компьютер-машина снов )





При всем этом слушатель-читатель не просто выбирает тот либо другой вариант чтения, а сам свободен учавствовать в разработке. Это тек-стопоражающая система ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии с набором доминантных установок, которые появляются и исчезают в пересекающихся мирах микроскопичных и макроскопических коммуникационных систем.

Доминантами этой динамики способны стать другие публикации, науч­ные и публицистические понятия, которые можно уподобить "точкам ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии в хао­се" (Валерий Подорога "Феноменология тела"), выраженные в форме впе­чатлений, монтажа хронологических фактов, концепций общественно-по­литических явлений, версий в изложении свидетелей событий. Эти "точки в хаосе" способны стать катализатором ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии текстообразующих частей на планшете некий из общественно животрепещущих тем.

Тема "скрытой" предыстории горбачевской перестройки и эвтана­зии СССР, парадокс метафизики. В качестве примеров можно именовать до­статочно длиннющий список текстов.

В ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии постсоветской политологии и культурологии одними из таких "то­чек в хаосе" стали формулировки "мораль Один", "мораль Два" (Влади­мир Лефевр), "культура Два" (Владимир Паперный).

Очень любознательная книжка В.Паперного "Культура Два", в ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии первый раз размещенная в США, но написанная, по утверждению создателя, в конце 70-х годов в Москве, кроме искусствоведческого анализа архитектуры, представляет собой культурологическую анатомию русских легенд.

Формулировки "мораль один" и "мораль два" принадлежат ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии бывшему русскому ученому, эмигрировавшему в США. Размещенная им в журнальчике "Journal of Mathematical Psychology" работа "Алгебра совести" была посвящена анализу 2-ух этических систем и стала в предстоящем ос­новой концепции ведения переговоров ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии с М.Горбачевым. Создатель этой кон­цепции утверждает, что конкретно его меморандум послужил фундаментом внешнеполитической стратегии США, начавшейся с выступления Рейга­на, где он именовал СССР "империей зла", а в предстоящем ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии послужил мето­дологической базой для мирной ликвидации коммунистической идеоло­гии, позволив "вывести ее из моды", "сбросить, как старенькый халатик".

Никак не пытаясь оговаривать правдоподобие этого признания и ни один из мотивов этой ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии теории, все же отметим ее бесспорную при­надлежность к мифотехнологиям. В теории пропаганды подобные тексты проходят по категории сверхдиверсий и уже по самому этому обозначению прописаны на местности мифа.

Очередной пример - публикация ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии блистательно выдуманной и иллюст­рированной провокации кадрового лазутчика и писателя Миши

Любимова под заглавием "Операция Голгофа" (№ 2-1995 г. "Совсем секретно"), самолично обозначившего этот жанр как "мемуар-роман".

Действия августа 1991 года уже самой формой аббревиатурного обо­значения ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии - ГКЧП - также в значимой степени опираются на вирту­альность мифологем, что и использовал Глеб Павловский публикацией собственной "Версии номер 1".

Книга Модриса Зиеминьша "Как душили Балтию" ("Юнда", 1995) представляет бесспорный двухзначный энтузиазм. Во-1-х ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии, как доку­ментальная хроника на стыке 80-х и 90-х годов. Во-2-х, как собствен­но документ времени, контекст которого превращает книгу в произве­дение политического дизайна, многие элементы которого здесь же ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии были превращены из мифологем в идеологеммы.

Все перечисленные выше примеры текстов владеют бесспорным признаком циклизированности, воспринимаясь как модели некоторой мифо­логической инвариантности в трактовке 1-го действия - распада "империи зла".

Это варианты 1-го мифологического ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии гипертекста с множественным авторством, осуществляемым со всеми элементами поэтики мифа. Чего сто­ит только один мотив "погибели СССР во сне" (выражение Г. Павловского) од­ной политической формации и пробуждения на ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии ее месте другой.

При этом культура погибели и культура рождения в стилистике полити­ческой мифотехнологии подразумевает принципное отрицание какого-нибудь смысла и логики. Создание форм подчиняется тут быстрее авангард­ным способам ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии. А они в собственной базе опровергают само понятие "правда".

В контексте всего вышесказанного приходится только повторять пе­чальные банальности о политике как искусстве вероятного и о том, что в ней нет неизменных ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии друзей, а есть только неизменные интересы.

Через миф, который притворяется то "восстановлением исторической справедливости", то аполитичным "здравым смыслом", практически всегда вне­дряются идейные либо денежные интересы, социокультурные ком­плексы, отвечающие типо ментальное™. Если ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии часто не проводить мифологический аудит, то высок риск никогда не разобраться в сделанных самими же нами легендах и стать их заложниками. Попытка двигаться вперед будет только старательным бегом по замкнутому кругу ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии.

^ НАЦИОНАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ

Так называемое национальное самосознание - один из самых стойких легенд современной жизни.









На этом фундаменте лежит конструкция государственной идентич­ности во всех ее видах: мифологической, культурной, политической. Ес­тественно, что всякое конструирование есть ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии управляемый и искусственный процесс, протекающий во снаружи умеренном режиме. Активным он становится, когда в него вносится пыл актуальной энергии, отстаивающий то, что является либо представляется своими интересами.

Возврат к этничности - один из ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии более животрепещущих легенд в минув­шем столетии. Посреди части современных исследователей существует убеждение, что понятие государственной идентичности - полностью сконструированный фе­номен. Тем паче что посреди этнологов нет единства в осознании этноса ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии.

Одна точка зрения подразумевает, что поиск государственной идентич­ности - обман эмоций. Все же следует, по-видимому, признать, что эта догадка мучается лишним радикализмом.

Решающим фактором в формировании парадокса государственной иден­тичности является историко-политический ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии контекст, предполагающий три главные ипостаси: политическую, культурную и мифологическую - вы­ражающийся в разных формах.

К примеру, в мифологическом, культурном либо политическом нацио­нализме. При этом сознание этих форм более осязаемо проявляется ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии при появлении мотива беспристрастной либо искусственно смоделированной опасности существованию этноса. Мифологический национализм появляется на стадии понимания защиты не просто местности, а некоторого принципа.

Конкретно тут, в стадии конструирования предпосылок для его форми­рования, и ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии велико значение инженерии паблик рилейшнз и ее инструмен­тов: режиссуры социально-политического спектакля и техники сотворения и возгонки событий, осуществляемых в интересах корпоративных элит.

В качестве основного сырья для этого употребляются ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии информацион­ные фактуры, которые в мифологическом контексте представляют собой архетипы древнего опыта. Это выкристаллизовавшаяся доминанта опыта протцов, противостоящих силам распада, хаоса. Проекция этой энергии осуществляется в виде различной силы векторов, воздействую­щих на ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии весь комплекс инстинктов культуры этноса. Так формируются новые либо методом подстройки усиливаются "остывшие" ценностные ори­ентации, конкретно воздействующие на поведение масс.

Объединившиеся пользуются общим "культурным языком", начина­ют идиентично оценивать политические ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии действия. Появляется мотив сакра­лизации ценностей, виртуальной зачарованности будущим будущим, во имя которого не грех и пострадать.

Государственная идентичность являет собой могучий фактор консоли­дации даже при отсутствии общественного равенства ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии в обществе. Этот козырь

хранится в глубочайшем подсознании, потому что связан с инстинктом самосохра­нения, сформировавшегося на архаичной стадии развития и архаических пластов безотчетного. Это проявляется при участии таких мифологем, как "бес", "черт", "бес" и т ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии.д., которые можно перекоммутировать с данной целью на другие знаки типа "оккупанты", "манкурты" и т.д.

В определениях пропаганды и паблик рилейшнз это значит кризисную ситуацию типа "известное неведомое", где знаковая суть ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии симво­лов архетипической памяти кодируется на безотчетные образы окру­жающей действительности.

Согласно систематизации типов реакций массового сознания по М.Веберу речь тут идет о ценностно-рациональном действии, где на 1-ое ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии место ставится подчинение "заповедям" либо "требованиям", в по­виновении котором лицезреет собственный долг данный индивидум.

Национальное самосознание является базисной категорией при про­ведении большинства акций политической рекламы. При всем этом они спо­собствуют гомогенности ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии, единообразию потребностей, моделей поведения, а тем делают массивные предпосылки для устойчивой электоральное™ общности.

^ ВПЕРЕД В Прошедшее

Государственная память всех народов избирательна. Например, у рус­ских ни одна битва, ни один поход ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии до татарских времен не попал в мифо­логические знаки. На пиках государственной памяти остались Куликовс­кая битва, Невское побоище. Вели войны на чужих землях либо вместе. Но об этом государственная мифология всегда предпочитает ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии забывать.

В базе подобного типа мифологем лежат механизмы эмоциональ­ной памяти, которые нередко оказываются эффективнее всех рациональ­ных резонов. Прошедшее обладает способностью восприниматься через мифологический флер безупречности, а через это - способностью ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии времен­ных и пространственных подмен, когда реальное и мифологическое меня­ются местами.

Лозунг "вперед в прошедшее" совсем не натужная парадоксальность, а обычное эволюционное рвение по спирали ревизии прошедшего к живучести надежд на будущее ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии.

Прием этот можно было бы обозначить как "примерку мемуаров". Осуществляется он в политике теми, кто несет ответственность за форми­рование публичного представления. Из рукава власти извлекается подходящий козырь. Это может быть ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии образ государственного процветания страны в прошедшем либо стереотип о некотором событии прошедшего как о самой катастрофической точке отсчета всей новой истории.









Различные муниципальные деятели в различное время делали ставку на пат ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии­риотические, патриархальные устои народа и выигрывали. Другой вопрос, как эту победу оценят потомки. Станет ли она для их документом нескончаемой подлинности патриотического духа общества либо элементом артикуляции сиюминутных интересов, действующих на уровне политической системы ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии. Фокус темы в том, является ли эпизод прошедшего принципиальной предпосылкой деяния в развитии исторического сюжета либо сюжет ослаблен и со всей очевид­ностью подразумевает активную рефлексию зрителей-участников.

^ МИФОЛОГИЯ ЭТНОТРАВМЫ

Это одна из ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии могучих энергетических доминант в комплексе националь­ного самосознания этноса. Этнотравмы, связанные с любым историче­ским фактом в современной политике, обретают гипертрофированные чер­ты и требуют включения в компенсаторный механизм государственной ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии иден­тификации.

В качестве определенных исторических примеров можно именовать: по­ражение Казанского ханства в войне с Иваном Суровым, войны на Се­верном Кавказе Рф, введение "черты оседлости" для евреев в Рос­сии, поражение ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии Германии в Первой мировой войне и Версальский дого­вор, обретение и утрата независимости балтийскими странами в проме­жутке меж 2-мя глобальными войнами.

Мифологизация этих исторических фактов протекает в разных исторических контекстах, но ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии едина логикой собственных последствий.

В какой-то момент из архива истории это становится арсеналом поли­тики. Происходит это всегда в периоды социально-экономической, воен­ной непостоянности, когда в критериях ломки былой системы ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии ценностей этнос защищается, выдвигая на авансцену свои ценности.

Средствами выражения этих действий становится язык, культурный склад ума, а более броской формой выражения в большинстве случаев - обряд.

Это служит поводом для укрепления ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии этнических стереотипов, которые могут быть заряжены как негативно, так и положительно. Л.Гумилев употреблял в собственных работах понятие "разная комплиментарность".

Мифология этнотравмы обладает всеми чертами химерической до­минанты, которая способна оказывать решающее ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии воздействие на конст­руирование поведенческих стереотипов.

В целях наибольшей мобилизации масс, по законам мифологиче­ского мышления, создается архетипическая оппозиция "они-мы". Понятие

они нагружается, может быть, наибольшим количеством отрицательных этнических знаков.

При всем ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии этом нормы юридического обоснования, геополитические реа­лии и закономерности, научное описание исторической действительнос­ти оказываются совсем никчемными и недееспособными перед ди­намичной логикой мифа. Нравственно и юридически здравые идеи дово­дятся до бреда ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии, тем замыкая ситуацию в изолированной зоне конфликта.

Для этого употребляются особые приемы подачи материала, как-то: опытная сборка не связанных вместе фрагментов, пред­ставление догадок в виде фактов, ангажированные социологические исследования, предъявление современных ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии материалов как материалов прошедшего, переоценка событий прошедшего, даже подача лживой инфы, с ее следующим опровержением, которое оказывается уже бессильным.

Актуализация этнотравм достигается методом выдвижения на авансце­ну текущих событий - некоторого мифа-символа ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии. Одним из главных приемов при всем этом является "сменовеховство". Некоторый факт исторического процес­са вырывается из контекста и назначается универсальным образцом от­счета со строго регламентированным числом вероятных вопросов по теме. Ведь ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии издавна понятно, что задавать для себя острые вопросы очень по­лезно, но отвечать на их на публике - очень небезопасно.

Акцентируя мотив мемуаров этнотравматического нрава, владеющего патогепностыо, и уповая только на то, что ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии он с течением времени конвертируется, упускается из виду тот значимый факт, что этнотравмы, явление сверхдетерминированное, т.е. является следствием и чертой суммы разных причин, один из которых способен нести внутри ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии себя противодействие с новейшей, более могучей мифогенностью. Тогда и ситуация повторяется.

^ СИМВОЛИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО ЯЗЫКА

Знаки в значимой степени сформировывают наш окружающий мир.-Символический универсум - это прерогатива политического простран­ства. Одним из самых гулких политических определений сначала ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии XX века являлся термин "большевики". Сотворен он был полностью осознанно "на вырост", потому что рождал образ массовости и силы и, непременно, импонировал широким массам. Их антагонисты - "меньшевики" - тоже






не случаем приняли на ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии себя терновый венец этого термина. Он очевидно импонировал революционной части русской интеллигенции, неся внутри себя символику высочайшей жертвенности, избранничества и даже месси­анства.

Писатель Андрей Синявский развивал целую теорию, основанную на ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии утверждении, что Октябрьская революция в Рф одолела из-за всего 3-х успешно отысканных слов - "советы", "чека", "большевики".

Политические тексты отличаются высочайшей степенью знаковой ми-фогенности. В особенности это касается ритуалов, лозунгов ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии и имен собственных, различного рода эмблематики.

В январе 1997 года наикрупнейшая в Латвии газета "Диена" на первой полосе опубликовала материал под заглавием "Продают конверты с картой Латвии, окрашенной в цвета русского флага". Речь шла ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии о том, что государственное предприятие "Латвияс пасте" в серии "Гербы краев и городов Латвии" выпустило конверт с картой Латвии, на которой отмечены границы исторически сложившихся краев республики с их гербами. Фон каждого герба ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии имеет соответственный цвет. Это голубий, красноватый и белоснежный. Эти законные цвета и были воспроизведены на карте. Но эта самая цветовая палитра послужила поводом для выражения волнения со стороны ряда лиц и организаций.

В ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии современной политической действительности огромное количество знаков, явля­ются либо откровенно заемными (в Рф это Белоснежный дом, мэрия, президент, Совет Безопасности), либо "реликтами" - осколками былого императивного ри­туала, (губернатор, судебный ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии пристав), но не утратившими энергию и воспринимаемыми в качестве активных частей художественного построения политического спектакля.

Психотехнология политической власти во все времена добивалась афористичных лозунгов и девизов. Их лаконизм должен быть запоми­нающимся, а ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии сумма выражений должна являть собой подобие художе­ственного пропагандистского сюжета. Информационную схватку выигрывает тот, кто из мозаики короткометражек ТВ-сюжетов, может сложить подходящий и запоминающийся образ.

Те же требования "недлинной фразы" предъявляются ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии и к устным поли­тическим цитатам. В собственном новогоднем воззвании к стране премьер-ми­нистр Латвии, один из фаворитов националистического блока ТБ/ДННЛ Гунар Крастс произнес: "Ужаснее не станет. Сейчас будет ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии только лучше". Знал ли он и его спичрайтеры, что шестьдесят лет тому вспять классиком в интерпретации этой формулы явился И.Сталин, который на совещании

стахановцев произнес: "Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее ".

Можно, естественно ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии, найти и поболее приятные и древнейшие аллю­зии. Например, Панглос из жюль-верновских "Деток капитана Гранта" имел привычку повсевременно восклицать: "Все к наилучшему в этомлучшем из миров!"

Семантика имен собственных в русской традиции ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии сотворения мифо­логем в большинстве случаев подразумевает присвоение им символических опознава­тельных символов в виде аббревиатур, акцента на имени, отчестве, псевдониме либо даже кличке.

Сталин взял для себя в ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии качестве партийной клички охваченное героиче­скими легендами имя кавказского абрека из романа грузинского писателя Казбеги - Коба.

В качестве примеров из новой политической истории Рф можно припомнить: Е. Б. Н. (Ельцин), Ч.B.C ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии. (Черномырдин), Гайдар (псевдоним, фамилия отца Голиков), Степаныч (Черномырдин), Жирик, В.В.Ж. (Жириновский), папа Зю (Зюганов) и т.д.

Есть и фамилии, однозвучные кличкам- Чубайс, Шахрай, Кох, что не преминул достаточно едко отметить ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии в прологе-предвидении к собственной книжке "Последний вагон на север" В.Жириновский.

В латвийском же околополитическом складе ума мифогенными ха­рактеристиками нагружаются обычно просто фамилии: Ульманис, Гайлис, Шкеле, Рубикс. Клички тут не ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии в ходу. Быстрее высокопарные прозвища. К примеру, "Большой Вилис". Это о бывшем баскетболисте, а позже премьер-министре Латвии Вилисе Криштопансе.

Мифологизации политических фигурантов почти во всем содействует двойная система отношений к ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии их значению в общественно-политической жизни и в языке. Ведь еще В. Гумбольдт утверждал, что понятие не может "освободиться от слова" в таковой же степени, к какой человек - "сбросить черты собственного ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии лица".

Стихийные и сознательные смыслы действуют меж собой. Они владеют способностью наделяться особенными функциями, таить двойст­венность, подсознательно владеть пропагандистскими преимуществами и недочетами. Здесь имеет место явление, именуемое "полисемия", т.е. многозначность ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии имени собственного.

Например, фамилия бывшего президента Латвии Гунтиса Ульманиса имеет доминантную опору на мифологему его родственника - президента 30-х годов Карла Ульманиса, обнаруживая символику политического смысла в восстановлении утерянного вида независимости. Этот тип

269


политической символизации ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии с ориентацией на модель прошедшего имел место в прошедшем многих государств." Сталин - это Ленин сейчас", "верный продолжатель дела Ленина товарищ Брежнев"," Клинтон - Кеннеди" и т.д.

Фамилия бывшего премьера Гайлис не один раз была ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии эксплуа-тирована в ассоциативных семантических рядах значения его в латышском языке-петух.

Фамилия Рубикс, непременно, ассоциируется с известной игрой-го­ловоломкой "кубиком Рубика", являясь символической иллюстрацией политической игры - игры без правил. Кроме ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии этого, эта фамилия может сравнивать с известным латинским выражением "Перейти Рубикон". Кстати, последнее способно опосредованно выражать уровень конфрон­тации, нужный этому фигуранту для поддержания нужного вида в рамках политической культуры.

В конце ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии концов премьер-министр Шкеле, чья фамилия в переводе с латыш­ского значит "ломоть" (pnelt- рассекать, раскалывать), что также присваивает ей в контексте политической борьбы ряд дополнительных смыслов, полностью оправдавшихся в период парламентских ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА И ПР В ПРОСТРАНСТВЕ МИФА - Технологии выборов 1998 года, также в следующих внутриполитических коллизиях.



poligrafiya-v-izgotovlenii-gibkih-upakovok-statya.html
polikarpov-v-s-lekcii-po-kulturologii-stranica-16.html
polikarpov-v-s-lekcii-po-kulturologii-stranica-5.html